вторник, 2 июля 2013 г.

Четверо на Умойре

Патч в общем-то уже не за горами, поэтому хорошо бы вспомнить, что там на этом Умойре происходило. А на сей случай, есть очень древний рассказ аж самого Алексея Свиридова, написанный от лица того самого Данаса. По идее это гайд, но читается и так - очень даже. Видно руку мастера)

PS. Кстати, вопрос: насколько текст воспринимается в реалиях Аллодов Онлайн? Ну могли бы вы представить, что это реально в Аллодах происходит? Не было б когнитивного диссонанса?

ЧЕТВЕРО НА УМОЙРЕ
 
     Сарнаут… Теперь это название никто не вспоминает. Цветущий мир в одночасье оказался разбитым на большие и малые островки, окруженные серым хаосом, который простонародье окрестило “астралом” - красивое слово, подслушанное у кого-то из Великих Магов, хранителей уцелевших островков
     Эти островки называют “аллодами”, потому что ни один Великий Маг не вправе покинуть свой остров, без него он обречен на гибель. Но жизнь продолжается. Живущие на аллодах люди как и раньше продолжают выращивать хлеб, растить детей, воевать в войсках своих королей. А после трудного дня они по-прежнему не прочь заглянуть отдохнуть в таверну, где можно встретить самых удивительных людей, и послушать рассказы о самых диковинных и страшных событиях. Обычно эти истории рассказывают барды и менестрели, но иногда можно услышать и воспоминания самих участников.
    Заглянем и мы в шумную таверну. Гомонящая публика – скуповатые торговцы, громогласные барды, внешне простодушные, а на самом деле себе на уме фермеры, покрытые шрамами наемники. Смазливые девушки с подносами и пивными кружками, жуликоватый хозяин, успевающий увидеть сразу все, но умеющий сделать вид, что не заметил ничего…
    За одним из столов оживление, туда стекается народ, а в центре внимания – широкоплечий парень с простецким лицом, который одновременно и смущен, и доволен всеобщим вниманием…
   Подойдем и мы к этому столу, и послушаем, о чем будет речь, что так заинтересовало почтенную публику?

   …И вот так каждый раз. Как ни зайдешь в таверну, безо всякой задней мысли, просто кружечку пивка пропустить, минуты не пройдет – и начинается. Расскажи, да расскажи. Надоело! И не просите! Хотя… Когда просят такие милые девушки, отказывать трудновато. Как тебя зовут, красавица? Найра?! Прямо как мою подругу боевую… Ладно. Ради такой милашки, да еще и с таким славным именем, расскажу все как было. Только предупреждаю: от меня менестрельского слога не ждите. Да и вообще, менестрели ребята такие, соврут для красного словца, сам потом себя не узнаешь.
    Итак, зовут меня… А вот не перебивайте! Вдруг кто и не знает. Зовут меня Данас, и совсем недавно был я всего-навсего унтер-офицером в армии нашей родной и любимой империи Кания. Дела тогда шли ни шатко, ни валко, а если честно, так и вовсе погано. Мы и сейчас-то с Кадаганом не шибко ладим, но без большой крови, а тогда вообще открытая война шла. Один десяток лет, другой десяток – война все тянется, лучшие люди в гибнут, а конца не видать. Где-то мы их, где-то они нас, а общая ситуация без изменений. Ничья никому, только ресурсы впустую уходят.
    В свете такого положения и Кания родимая, и Кадаган ненавистный очень надеялись на аллод Умойр. Дело в том, что к тому времени уже лет двести, как Умойр был напрочь заперт. Или, как изящно выражаются менестрели, “отмечен печатью тайны”. То есть отправиться “туда” - сколько хочешь. А вот обратно вернуться… Этого почему-то ни у кого не получалось.
   Само собой, что каких только слухов про Умойр не ходило. Дескать, он теперь весь из золота состоит, а вместо рек там потоки алмазов текут. Но мечты у каждого свои: например главнокомандующий наш вбил себе в голову, что есть там какое-то чудо-оружие. Как только Кания его получит, тут-то мы всех врагов и задавим. Впрочем, и у Незеба Кадаганского примерно такие же мечты были.
   И вот что та, что другая сторона посылала на Умойр отряды. То вооруженных до зубов вояк, то лазутчиков-одиночек… И вот я попал в очередную команду. Два парня, две девки. Я в качестве мечемашца, Найра – лучница, а Фрегард с Реньестой – маги. Хотя нас и называли “лучшими из лучших”, но по-моему главнокомандующий просто обманывал сам себя, потому что никто из нас никакими особыми талантами не обладал.
    Да и то сказать – наша экспедиция в никуда была девятнадцатой по счету. Лучших из лучших на такие дела просто не напасешься! А суперинтендант еще и на экипировке сэкономил, сволочь. Так прямо в глаза и сказал: “Если ты парень башковитый – сам себе все добудешь. А дурак, так хоть кристаллический шлем нацепи, все равно не поможет”.
    Словом, телепортнул Великий Маг нашу четверку на Умойр. Причем, хоть он и великий, а сделал это на редкость криво, и материализовался я один-одинешенек. Разве что мешок с чьими-то шмотками рядом оказался, и я от души понадеялся, что это не был кто-то из наших. Но на будущее дал себе зарок: мешки, если попадутся – обязательно поднимать. Возможностью заполучить полезную вещь пренебрегать не стоит!
   Огляделся я: дорога вдаль уходит, а вокруг башни магические стоят… Подлая штука, между прочим. Мимо проходишь, а она по тебе молнией: р-р-раз! За что, почему – кто его знает. Чтоб жизнь медом не казалась, наверное.
 
Первая встреча и первый бой. Правда, противники не очень серьезные, но лиха беда - начало!
    Делать было нечего, и пошел я по дороге. Думал, может жилье какое найду, а где жилье, там и люди. Но оказалось, что людей здесь можно встретить и в лесу: вываливается из чащи парень с дубиной, и ни слова не говоря лезет в драку. Пока я с ним разбирался, сзади второй подобрался, тоже с дубьем. Пришлось ребят поучить гостеприимству… Кстати, это оказалось не так уж трудно – мужики они мужиками и остались, даром, что разбойниками себя возомнили. Прихватил я ихнюю амуницию (А что тут такого? Честный трофей!), и дальше по дороге двинулся.
      Вскоре и жилье образовалось: домишко-развалишко. И тетка при нем. Увидела, что я тащу дубины разбойничьи, чуть не в пляс пустилась. Оказалось, что ее, знахарку деревенскую, похитили как раз эти разбойники, с завязанными глазами через болота провели, и здесь поселили. А теперь, когда они мертвы, ей бы домой попасть. Я ей – отведи, а она – мол, дороги не знаю.
    “Ладно”, говорю, “Тогда так: я буду плутать, а ты следом топай. Если какая беда встретится, чтоб я ее первым увидел”.
     И двинулись мы искать деревню. Болотце, надо сказать, то еще. То и дело в такое место забредешь, что поскорей бы обратно выползти. И живность тамошняя – ой ты мама! Вроде бы на обычную и похожа, но небольшое различие есть… примерно как между домашней кошкой и рысью лесной.
    Для начала комарики прилетели. Или пчелки, без разницы как их называть – главное, что жало у них с арбалетную стрелу. Меня погрызли, да и тетке досталось. Пришлось сделать привал, и подождать, пока укусы хоть немного заживут.
    Только из болота мы выбрались, как новая напасть. Белки. Причем белки хищные: наглые, проворные... Но с ними размахался уже я сам – как ни учись заранее, а все равно, чем больше по-настоящему дерешься, тем больше опыту. И показалось мне почему-то, что на Умойре возможностей для его приобретения будет еще очень много. Больше, чем хотелось бы.
    В деревне мы с теткой расстались. Она выдала мне на прощание пару склянок с лечебной мазью и полезный совет: до города Плагата можно добраться не просто так, а с пользой для кошелька. Купец Снут собирается туда, и можно попробовать к нему наняться в охрану.
    Купец сразу все по своим местам расставил. Ты, говорит, здесь чужак, так что на многое не рассчитывай. А я и спорить не стал: что ж теперь, сидеть в этой дыре, и ждать когда больше предложат?
   Однако, Снут оказался мужиком по-своему неглупым. “Не пойдем, говорит по торной дороге!”. Ладно, двинулись по лесу… Хорошо, что еще догадался он вовремя намекнуть, что есть здесь летающие твари, против которых может только лук помочь, или магия – ну так я ж не маг! И верно: оказывается, летучие мыши на Умойре тоже особенные. Пищат этак противненько, аж плохо становится. Кто под их крик попадает, у того прямо на глазах жизнь улетучивается. Это я уже потом шутил, что дескать моя сестренка таким же голосом жалобные песенки пела – а поначалу, пока стрелять не приладился, несладко пришлось!
   У Снута кроме меня еще ребята с дубинками наняты были, все вперед лезли – ну и долазились бы, не окажись меня с луком. Мышам летучим ни дубинки, ни мечи не страшны!
   Чтобы не идти по торной дороге, двинулись мы сразу на восток в обход ее, и для разнообразия наткнулись на черепах. Щиты осадные из таких черепах делать! Панцири шипастые, пасти клыкастые. Но ползают медленно, и от них оказалось проще убежать без драки – правда убегая, мы попали в аккурат на старое кладбище, а на кладбищах сами знаете кто живет.
   Ах, не знаете? Духи-привидения, вот кто. И не сказки это никакие – подплывает такая гадость, да как наподдаст с размаху! Ничего сказочного, а сплошная суровая правда жизни.
   Снут с духами близко знакомиться не пожелал. Ладно, свернули южнее – и этак беспечно ввалились прямиком в разбойничью деревню. Я так понял, что здесь, на Умойре не меньше половины населения в разбойники подались, кто раньше – те уже матерые, а кто позже – похлипче. Эти были середка-наполовинку: сами не такие уж и крепкие, зато с луками. Одного рубишь, а пятеро издали стрелы сыпят. Тут-то мне мазь теткина и пригодилась, а вот один из охранников не уберегся. Здесь-то главное было не стоять столбом, а лезть в ближний бой, а парень знай себе столбом стоял. Туповатые у Снута охранники, специально не прикажешь – так пока сами что-то сообразят, всех три раза перебьют!
   И еще одному из них удача изменила: это когда мы уже дальше на юг, в сторону Плагата шли, и на гоблинов наткнулись. Гоблины народ мелкий, щуплый, но как накинутся толпой – мало не покажется!
   Так и добрались до безопасных мест – со стычками, да потерями. Не знаю, дошел бы Снут, ежли бы не я… Он решил, что нет. Расчувствовался, и сверх оговоренной платы еще и брошку мне выдал, заколку для плаща, а по культурному такая вещь фистулой называется. Мы с оставшимся охранцом переглянулись, и решили: в город купец и сам дойдет. А нам еще охота с гоблинами поквитаться – мы и поквитались. А в город уже потом пришли.
 
   Город Плагат… Прямо скажем, так себе городишко. Но самое необходимое имеется – это я про таверну, да лавку. Сначала решил я трофеи сбагрить: с тех же гоблинов понабралось всякой ерунды, хоть и дешевой, но много.
    Лавочник в Плагате, замечу я, тот еще жучара! Продает по полной стоимости, а берет в половину, и хоть до ночи объясняй, что вот, только что у него же куплено! Стоит, косяк подпирает, с ноги на ногу переминается, и покашливает этак многозначительно, дескать делай дело, да проваливай. Но товар свой нахваливать умеет, в этом ему не откажешь...
   Зато в таверне хозяин оказался под стать заведению – солидный такой. Он обычно рядом с пивной бочкой сидит, так я их все путал поначалу, ну очень похожи. Только бочка сама в себя пиво кружками не заливает.
    Большинство публики – наемники разнообразные. И бывшие крестьяне, которым просто так на большую дорогу совесть идти не позволяет, и маги какие-то непонятные, и профессиональные вояки… Само собой, что у профи с экипировкой и навыками лучше, но они и цену себе знают. И глаз у них наметанный, знают к кому подойти стоит, а к кому без толку.
 
Встреча в плагатской таверне. Добряк-хозяин не очень-то прислушивается к разговорам, которые идут в его заведении. Он занят важным дело - дегустирует свое пиво: надо же проверить, не прокисло ли оно за две минуты, прошедшие с прошлой пробы!
  И вот я сижу, по мне видно, что с деньгами у меня не густо, соответственно профессионалы за мой столик и не подсаживаются, лишь дядька с дубиной услуги предложил, мол дешево и сердито. Послал я его, опять сижу, о жизни размышляя, и вдруг знакомый голос:
  - Вот так радость! Как ты?
   Смотрю: Ба! Да это ж Реньеста, из нашей четверки. Ну думаю, теперь жить веселее будет: поддержка мага дорогого стоит, а кроме того она и собой хороша – такая чернявая, глазки хитрые, и голосок медовый, словом с такой подружкой если в лес и ходить, то уж не за гоблинами охотится… Однако, вспомнил я, что задание у нас, и решил пока что не торопиться. Да и вообще, кто их знает, этих магов. Может ей шуры-муры заводить какой-нибудь кодекс запрещает.
    А Реньеста тем временем рассказывает: ей, оказывается приключений не хватает. Сидит в Плагате третий день, а за стену выходить боится. И правильно: маги, пока они заклинаний мало знают, да опыта не поднабрались – потенциальные покойники в любой заварушке, пусть и лечиться умеют. Можно просто не успеть вылечиться-то. Зато потом… Впрочем, это я забегаю вперед.    А пока что положение у нас аховое: денег нет, что делать непонятно… Вот тут-то и подкинула Реньеста идейку: а не подзаработать ли нам, пока суть да дело? Затея вполне благородная: в деревушку Билевел отнести вакцину от чумы. Или от чумки, неважно. Денег за это дают побольше, чем если вновь со Снутом шататься, ну а что дорога опасная – с магом за спиной всегда себя чувствуешь уверенней. Ты дерешься, а он знай руками помавает, и раны твои на глазах затягиваются. Да и огоньку в случае чего подкинуть может…
    Так все и получилось. Чем хороша дорога до Билевела – так это тем, что с нее не объешься. Слева лес, в реку обрывается, а справа горный отрог, а дорога его огибает. Кстати, мы несколько раз его перевалить пытались. Перебраться-то не удалось, но зато с горы куда как лучше видно. Можно даже разглядеть, что по ту сторону горы делается – Реньеста в долине гоблинка разглядела, и пока он соображал, откуда в него стрелы огненные летят, ему и смертушка пришла. Само собой, что я не плакал.
   А так – все оказалось достаточно просто. Главное было на рожон не лезть, и от Реньесты не отрываться, чтобы вовремя полечить успела. Таким манером мы и белок, и духов, и мышек поотвадили, и гоблинам приложили… А еще около гоблинской деревни огр жил, а по простому их людоедами кличут. Здоровый такой, тупой, медлительный, но дубина у него – с полтора меня. Я пока его изничтожал, он по мне приложился раза три… Без Реньесты от меня б только мокрое место осталось, а так – ничего, справился. Да еще и в прибыли мы оказались: людоеды, они если кого схарчат, вещи и золотишко, какое было, к себе в хижину тащат. Вещи-то сгнивают, а золоту что сделается! А некоторые и при себе кошелек имеют, видимо это у них шик такой, или просто на людей хотят похожими быть.
   Еще в чем Реньеста помогла – вовремя предупредила, чтоб я на Биливеллских стражников не напал. А то мне уж, грешным делом, в любом человеке здесь разбойник мерещиться начал, напал бы я на деревенских, и пошла б резня…
    Но все получилось хорошо: склянку с микстурой мы отдали, Реньеста больных, каких нашла, в себя привела – лекарь аж расчувствовался. И решил дополнительно к бургомистровой премии и от имени всей деревни плюшек и пряников подкинуть. Правда, пряники оказались с секретом:
   - Есть, - говорит – Гнилой лес, а в нем древняя могила. Мы ее с покон веков считали священной. И лежит там сокровище, так теперь пусть оно будет вашим! Только с условием, что вы будете и дальше воевать с чудовищами, которые нас донимают.
   Я киваю, мол понял, а потом соображаю: может быть лекарь и про самих чудищ просветит? Откуда они все берутся – вдруг это поможет понять, что тут на Умойре собственно творится?!
   Он услужить бы и рад, да сам мало что знает. Дескать идут чуды-юды от Рахл-Умойра, башни Великого Мага Скракана, и весь сказ.
 
    Вернулись мы с Реньестой в город, заходим в лавку – а этот скупердяй вдруг делает широкую улыбку. Не иначе, нужно ему от нас что-то. Оказывается, кроме нас были еще доброхоты в Билевел сходить. Но они ж все умные, решили пойти какой-то там безопасной дорогой, через скальный лабиринт то есть – и там пропали. Теперь у бургомистра выбор: либо выплачивать семьям пенсию, либо срочно выручать бедолаг. За себя лавочник ничего не сказал, но я так понял, что ему с бургомистром надо ладить, вот он и ищет, кто бы помог городскому голове из неловкого положения выпутаться.
   Само собой, что впрямую торгаш ничего такого не говорит, а наоборот: глаза закатил, и эдак сострадательно завывает “А ведь у них семьи…”
  - Ну, - говорю, - Семьи так семьи. Дело благое. И выгодное.
    Уже потом, когда все кончилось, я б еще добавил – и несложное к тому же, только очень муторное. Ходишь-ходишь, ищешь-ищешь… Лабиринт, одно слово! Но свое дело мы сделали. Кстати, бургомистру на пенсию все равно потом пришлось раскошелиться: один из доброхотов таки не дождался спасения, только мешок от него и остался. Такая вот грустная история.
 
    Я уже говорил, что голосок у Реньесты сладенький такой? Ну ничего, еще раз скажу: вот сидим мы после этого лабиринта в таверне, отдыхаем, а она вдруг этак ласково-ласково вворачивает:
   - Интересно, так ли велики сокровища Гнилого Леса, как об этом говорят? Может сами проверим, пока других дел нет?
   Ну как тут откажешься… К тому же – это я уже сам для себя оправдание придумал – на эти сокровища можно будет и меч получше прикупить, и Реньеста наконец-то магической книгой обзаведется. А раз так – то все в рамках задания!
    Но на этот раз мы взяли в долю команду девушек-лучниц, потому что уж очень мрачно звучало это название – “Гнилой лес”. И как оказалось, правильно. Гнилой Лес свое название оправдал вполне. Гоблинов там как грязи… А кроме гоблинов, еще и орков порядком. Зеленокожие такие тварюги, умные, хитрые – да что я рассказываю, орк он и есть орк. Кстати, кроме зеленокожих там еще и коричневые встречались. Это у них как касты – бойцы постарше в темные цвета красятся, они и вооружены получше, и стреляют точнее. А гоблины наоборот, обычно рыжие, а которые поопасней – те желтые. Думаю, что это они чудовищам подражают, у них ведь тоже цвет меняется, только у всех по-разному. Например белки так идут: коричневая, зеленая, красная, и черная… Обычно черные зверюги – самые опасные и есть.
   В Гнилом Лесу черных мы не встретили, и на том спасибо. Однако легко не пришлось… Итак, стоим мы в самом начале дороги – хороший такой тракт, на юг ведет. Как специально для нас прокладывался. И решили мы пройтись по нему, следуя указателям, которые вдоль стоят.
   Уж прошлись так прошлись! Во-первых, не сразу и поймешь, куда этот указатель показывает, а во вторых с тех времен, когда их ставили, кой-чего нового повырастало. Для начала мы повернули “налево” вместо “направо”, прошлись по ущелью, и попали прямиком к людоеду на обед. То есть он решил, что это обед к нему сам пришел, и пришлось постараться огра разубедить, хотя и с трудом. Реньеста тоже было пристроилась в него из посоха огнем пулять – но тут уж пришлось “все назад скомандовать”, и ей внушение сделать: сейчас лечение важней стрельбы. Я и посох ее заставил убрать, чтоб не соблазнял. А то увлечется стрельбой, и не успеет меня вовремя в себя привести – людоедская дубинка вещь нешуточная!
    Следующий указатель оказался новеньким, и вполне понятным: стрелка, а на ней черепушка висит. Я так сразу и сказал: не крестьяне такие знаки ставят.
   - А кто же, старички-лесовички? – Реньеста интересуется.
   - Да говорю, старички-лесовички. Добрые такие, с копьями да пращами, и прыгают так забавно.
   К тому времени Реньеста уже получила не один синяк от камешков из гоблиновских пращей, и спорить не стала. Построил я тогда своих лучниц в две шеренги, и распорядился: лезем на плоскогорье. Чтоб сверху виднее было, и можно было в случае чего уйти вовремя, или наоборот обрушиться сверху как снег на голову.
     Операция прошла на славу! Конечно, по косогорам ходить – не самое приятное занятие, но зато мы действительно напали на гоблинский поселок совершенно неожиданно. Девчонки молодцы, не врали про свои таланты: рыжие гоблины в секунду превращались во что-то вроде подушечки для иголок, и нам с желтым (вождь наверное) никто не помешал разобраться, кто сильнее.
    Что? Ты спрашиваешь – и кто же оказался сильнее? Ну я же тут сижу и могу все это рассказывать… Ответ ясен? Тогда слушайте дальше.
     На самом деле это я сейчас рассказываю так весело и просто: ну пошли, ну передавили, ну дальше пошли, а на самом деле бродить по Умойру в те времена было тем еще развлечением. Уже и никакого сокровища не надо, лишь бы выбраться, идем злые, усталые… И вот, где-то впереди шум битвы: вопли орковские, стрелы свистят, сталь звенит.
    Это всех разозлило, а сильнее всех почему-то Реньесту: дескать, вот уж заповедный лес! Ни тишины, ни покоя! И всем отрядом двинулись мы эту тишину восстанавливать.
   Подбегаем, и видим такую картину: отбивается от орков весь из себя благородный рыцарь. Что благородный – по доспеху видать, да и мечом машется так, что куда уж мне – словом паладин-паладином. Из последних сил отбивается, и если мы не встрянем в дело, вскорости наступит рыцарю полный карачун.
    Само собой, что мы встряли. Реньеста сразу его лечить взялась, лучницы принялись по оркам работать, ну и я тоже посильное участие принял. Объединенным силами отбили мы орковскую атаку, и тишина в лесу восстановилась, но ненадолго.
     Рыцарь картинным жестом втыкает свой меч в землю (между прочим, в императорских войсках за такое обращение с казенным оружием пару суток ареста можно получить!), потом представляется, дескать Брианом звать, и дальше звучным голосом, аж эхо отзывается, закатывает речь:
    - Я благодарю вас, ради меня вы рисковали собой, хотя наверное у вас в этом лесу совсем другая цель. Я желаю вам избежать любых опасностей, но если они вас настигнут, то хочу быть рядом с вами… – и дальше в том же духе.
    Я быстренько прикинул: дерется он весьма неслабо, а что благородство у него изо всех щелей в доспехах прет, так то ничего, переживем. И, стараясь подражать его тону, с этаким завыванием отвечаю:
     - Отважному рыцарю всегда найдется место в нашем отряде. Позже, за кружкой эля… (это я так тонко намекнул, что за сегодняшнее и проставиться не грех!) …я охотно послушаю, что привело тебя в Гнилой Лес и помогу, если помощь нужна.
    Он слушает, лицо счастливое – как же, наконец-то с ним заговорили на любимом языке. И кивает, дескать для вас – все что угодно.
     Больше ничего шибко интересного не было, правда искать священную могилу мы утомились. Она как-то хитро на берегу озера расположена была, да так, что кроме как через орковскую деревню к ней и не пройдешь. Пришлось пройти, хотя это развлечение не из тех, что стоит заказать на дом. Ну сама могилка тоже задала нам работенку: рядом с ней парочка черепах паслась, причем одна из них была зеленая. Панцирь у нее… Бриан употел, пока его расколол. Но сокровища того стоили – целый сундук золота вытащили мы из могилы.
    Менестрели про это не поют, да? Правильно, не самый красивый эпизод. Но ведь жители деревни сами нам на них указали, можно сказать, упрашивали – заберите да заберите. Так что, с какой стороны не глянь, а мы вполне честно поступили.
   То ли намек мой подействовал, то ли сам по себе Бриан не окончательно еще сдвинулся на своем благородстве, но в таверне мы посидели неплохо. Оказалось, что повстречались мы с ним очень кстати.
   Как я и думал, Бриан оказался паладином. Странствующим рыцарем, защитником бедных, борцом со злом и все такое – оказывается, такие до сих пор встречается. Таинственный “остров Скракана”, Умойр, именно поэтому его и привлек: Бриан думал, что здесь творится что-то ужасное, а как известно, всякие беды для подобных паладинов как для мухи – запах…
    Запах меда я сказал! Не дай бог кто еще про Бриана чего плохого скажет, уши оборву! Надо будет, я и сам в его адрес пройдусь, а остальным не сметь!
   Успокоились? Ладно, тогда продолжаю.
   Словом, незадолго до встречи с нами нашел сэр Бриан убитого путника – все вещи, само собой были уже украдены, и сохранилось только письмо. Скорее всего разбойники читать не умели, вот и бросили. Как раз в письме и было все дело: оно было адресовано Скракану. Писал его не абы кто, а сам Великий Маг Тенсес, и из содержания получалась картина такая: Скракан собрался проводить какой-то эксперимент со Внешними Мирами, после чего замолчал, а Умойр оказался накрытым заклятием. Тенсес, убежденный, что Скракан жив направил посланника, которому дал с собой магический плащ и свиток с заклинанием. По мысли Тенсеса этого должно было хватить в любой ситуации…
   Но теперь посланник убит, а плащ со свитком украдены. И получается, что для того, чтобы выполнить приказ командующего – а в нем прямым текстом указывалось “выяснить, что со Скраканом”, мы должны найти эти вещи, потом найти самого Скракана, и… Собственно, этого для начала хватало. Все остальное можно было и на месте решить.
   Бриан же, оказывается, дал себе обет – найти убийц Посланника, и отомстить им. Само собой ни я, ни Реньеста его отговаривать не стали, и мы решили дальше действовать сообща, раз уж наши цели так совпадают.
    Однако расспросы в таверне ничего не дали. У местного народа оказалось полно проблем и без каких-то там плащей и свитков. В одной деревне черепаха жуткая завелась, в три раза страшнее, чем обычные – имеется в виду обычные для Умойра, в другой – людоеды детей воруют… А еще оказалось, что на Умойре и наших, канийских вояк можно встретить: разговорился я таверне с одной красоткой в стальной кольчуге – а она оказалась капитаном армии Кании! Выслушала про наши приключения, и презрительно так замечает:
    - У нас серьезные проблемы, а не прогулки по деревням безмозглых людоедов.
   Оказалось, что их – воительниц наших, забросили сюда, чтобы разнести кадаганский пост. Но враги оказались хитрее, и привели с собой пару магов, с которыми справиться не так просто. Я вспомнил о том, что все-таки служу императору, свистнул своим…
   Надо сказать, что нам здорово повезло – там ведь местность такая: ущелье, потом разрушенное кладбище, само собой, с летучей нечистью, чтоб ей в астрале сгинуть! Правда, надо заметить, что эта же нечисть нам и помогла: то ли мышка орку случайно своим воплем ухо повредила, то ли гоблин каменюкой из пращи по призраку попал – в любом случае, перессорились они за милую душу!
    А дальше – выбирай любую дорогу! Мы вправо пошли, дали крюка вокруг горушки, и сразу на тот пост вышли, где и поразвлеклись от души. Оказалось, что не так страшен маг, как его малюют. Этих кадаганских недотеп мы объединенными силами вынесли в два счета – Реньеста сзади подлечивала наших раненых, а вражеский маг сдуру вместо того чтоб своих лечить, все огнем пулялся… Ну и допулялся!
    Но и потом обратно не спешили: раз уж забрались так далеко, то надо уж и в округе порядок навести! Тем более, что всякой швали в тех краях полно развелось, что орков, что белок, и даже людоед один ошивался.
    А вот повернули б налево – и сразу бы в гости к оркам свалились. Чуть меньше везения, и побили бы наших воительниц, а втроем против кадаганцев лезть было бы уже сложнее!
     Вот вы думаете, что мы вместо того, чтобы свое дело делать, отвлекались на всякую ерунду, да? Кто так думает, пускай сам попробует… Ну хоть с черепахой-людоедом посражаться. Во-первых, это ж в какую даль переться надо было ради нее! Во-вторых: черепахи, само собой, в болотах живут, и так эти болота достали, что даже Бриан бурчать начал, дескать почему как подвиги – так обязательно в какое-нибудь болото лезть. В-третьих, и в самых главных: черепашка оказалась на редкость пакостной. Мало того, что грызет не по-детски, так еще и кислотой пыхает, и поди отмойся!
    Ну что, ерунда, нет? Между прочим, все эти “отвлечения” давали нам, кроме денег на снарягу, и еще одно: опыт. И навыки. А без них в серьезные заварушки лезть – гибель верная…
    Тот, кто с воинской жизнью не знаком, тому простительно не знать всех тонкостей нашего ремесла. Я их сейчас объясню немного. Если, положим есть у меня топор, большой такой, сверкающий – это еще не значит, что я им с первого удара попаду в нужное место. И промахнуться могу, и противник увернуться сумеет, он же тоже не дурак, и жить хочет. Так что для того, чтоб навостриться с тем же топором работать, надо с ним работать! То есть махать как можно больше, и как можно чаще. Но тут еще одна тонкость: предположим, научился я этим топором убивать сороконожек… Че ржете, на Умойре сороконожки тоже монстрические. С вот такими зубами! Так вот, значит побил я их десяток, побил сотню, побил тысячу… А потом на тролля вышел. Результат? Плачевный результат будет. Потому что со слабыми противниками и сам слабым останешься.
    К магам тоже это относится, только им еще хуже. Они же воинские доспехи носить не способны, а от одежек ярких какая защита! Так, видимость. Вот и приходится им на вещи тоже заклятия класть, чтобы жизнь длиннее оказалась. И навыки тренировать им надо так же как мне воину глаз и руку, чтобы, скажем, молния в нужное место била, а не на пять шагов мимо!
    А кроме опыта, еще и знания об окружающем мире добываются. Чем какого врага бить, например, да и вообще… Взять хотя бы меня – поначалу я думал, что чем тяжелее меч, тем лучше. Ан нет! Оказывается, ежели кинжальчик хороший взять, так он злее двуручника быть может: он легонький, им можно быстро-быстро работать! Так что, если кому интересно, мотайте на ус… Или вот магия – слов нет, карта козЫрная! Но тоже с умом применять надо: на разных монстров одно заклинание действует хорошо, а другое похуже. Вот, к примеру тролль: он существо земляное дальше некуда – так ему магия земли и не страшна особо. Зато огонь его палит бодро и весело. А кроме того, даже магу против тролля в открытую выходить не стоит – с одного удара положит. Хитрость нужна!
 
К вопросу о знании окружающего мира. Вот пример - оказывается, для монстров Умойра принцип "враг моего врага - мой друг" работает не всегда. Герой, который стоит в правом нижнем углу картинки, хитростью заманил духа вплотную к орку, и дух решил, что орк ему не нравится. И теперь дух добивает орка, который никак не поймет, что происходит - он-то вроде на духа не наезжал?
    А вот белочки наши любимые, у тех мех густой – так им огонь тоже неприятен, но не очень. Зато уж если белки тумана ядовитого надышались, то пиши зверюшкам пропало: дохнут – только наливай!
  Я про драконов уже говорил? Нет? Мы их потом повстречали, но раз уже речь зашла, и их в пример приведу: дракон существо летучее, а значит к земле неприспособленное. Значит его магией земли брать и надо. Понятно? То есть если возможна стычка с драконом, то я уже знаю, что надо не пожалеть денег, и не просто лук или арбалет мощный с собою взять, а такое оружее, которое еще и с каменным проклятьем каким-нибудь.
   Но это я отвлекся, а рассказывал про черепаху вроде, да? Между прочим, не сходи мы “на охоту” в те болота – и не узнали бы, что огры не всегда людоеды. Если с ними грамотно обходится, их даже приручить можно, что жители той деревни и сделали. И нам это чудище пригодилось: обычных черепах он своей дубиной вообще с одного раза гасил. Ну а когда дошло до той черепахи, которая свой рацион разнообразить приохотилась, тут конечно, ему потрудиться пришлось.
   А Реньеста-то напоследок отчудила: зря, говорит, мы ее грохнули. Мало ли что крестьян жрала, зато редкое животное. Бриана аж скривило, но он промолчал, да и я тоже – в конце концов маги – они маги и есть. Все у них не как у людей.
    Про плащ да свиток во время всех этих походов так ничего узнать и не удалось, но потом все-таки удача нам улыбнулась. Началось все как обычно: подходит к нам в таверне очередной лапоть деревенский, и начинает плакаться: дескать вот, у нас беда, меня старец Хима в город послал, найти кого-нибудь, кто поможет, и при этом втридорога не возьмет.
    - Стой, - говорю, - Что за старец Хима такой загадочный?
    Лапоть продышался, и объяснил поподробнее, хотя и не шибко это помогло: дескать живет в горах отшельник Хима, оказывает крестьянам покровительство, а те его кормят. Но последняя беда (деревенский лапоть наотрез не хотел говорить, какая) самому Химе не по зубам, вот и хочет он найти кого подурнее да поазартнее.
   А нам деваться особенно некуда: сидя в Плагате уж точно ничего не достигнешь. Посоветовались мы, и решили: Хима – так Хима.
   Добираться до его пещеры оказалось непросто – хотя лапоть и убеждал, что знает хорошую и безопасную дорогу, ан нет: в ущелье прошел обвал, и пришлось идти в обход…
   Правда польза от мужичка все же была: он догадался предупредить, чтоб мы не били здешних белок да черепах, их Хима приручил оказывается. Да и вообще в тех краях живность как-то поспокойнее себя вела: например там мы в первый раз дракона увидели: ох и здорова же тварь! Но он пролетел себе мимо, и никакого ущерба причинять нам не стал. На всякий случай забрали мы южнее, а там мышей летучих целая стая. Эти как раз ручными не оказались… на свою голову.
   Словом, пошли мы примерно в ту же сторону, где заваленный перевал был, вышли к озеру, где по слухам старик Хима купается… то есть омовения совершает, и довольно просто добрались до его пещеры.
    Прежде всего он про “беду” рассказал: мол у крестьян людоеды детей воруют. Такие слухи до нас еще в Плагате доходили, но теперь он конкретное место назвал, и попросил помочь людям, потому что сами крестьяне логово людоедов изничтожить ну никак не могут.
    Вообще, судя по всему, этот старикан о помощи просил не часто, и я решил, что надо бы его уважить. К тому же доверчивый он… Тут же, с места не сходя, и награду выдал – бранзулетку, по одному только виду которой я и то мог сказать (хоть и не разбираюсь вовсе!): денег она стоит порядочно. Даже если сдать ее этому жулику в Плагате.
    А потом – самое главное, Хима на мою брошку воззрился, фибулу то есть. Говорит, что узнал ее, с такими брошками посланцы Великих Магов по аллодам бродят. У нас, естественно, сразу ушки на макушке – а он дальше рассказывает:
    Оказалось, что старец-то самого Скракана знавал коротко, в башне у него бывал… И подтвердил, уже не как слух, а как точный факт: всякая нечисть действительно сейчас от Рахл-Умойра валит. Так что нравится нам это, или нет, а ключ к разгадке лежит там, в Башне Скракана. Хима на всякий случай набросал нам план ее внутренних помещений, и мы на этом распрощались.
   Очень верно Хима выразился: логово людоедов. Уж кого-кого, а огров в окрестностях той деревни оказалось столько, сколько я за всю предыдущую жизнь не видел – казалось, что они из-за каждого куста выглядывают. А хуже людоедов только Бриановское красноречие оказалось: он начал было нудить про какие-то древние легенды о семи воинах, которые самоотверженно помогают простым людям… Все славу предвкушал, паладинушка, аж одергивать пришлось: слава славой, но неплохо бы при этом в живых остаться.
    Мы сначала по дороге идти попытались, но оказалось, что не все так просто, и пришлось идти в деревню в обход: сначала на восток, потом на север… Хотя сейчас это уже не важно, как именно мы шли. Зато по дороге нашли полезную вещь: дудочку-манок. Я про такие слышал – подобные маночки используют профессиональные охотники на монстров. Чтобы с ней обращаться, особого искусства не требуется – знай себе дуй, а чудище само выползет из укрытия. Бросать я ее не стал, а прихватил с собой.
    Еще один интересный эпизод по дороге случился: вот лежит на пригорке мешок. Никого не трогает, а наоборот, соблазнительно этак сквозь траву просвечивает. У меня уже рефлекс: раз мешок, то надо взять. Только поднял, как рядом, откуда ни возьмись – тролль! Самый настоящий земляной тролль: огромный, пупырчатый, вроде бы медлительный, но как только ты окажешься в его пределах достигаемости – кулак троллячий медлительным отнюдь не кажется. Вмажет не хуже, чем людоед дубиной! И пробить его шкуру не так-то просто – но, как говориться, никто и не обещал, что будет легко.
 
Хитрая Реньеста заманила тролля в неловкое положение. Он пытается пройти к ней самой короткой дорогой (сообразить зайти  сбоку  для его мозгов слишком сложная логическая задача), и упирается в старое дерево. Реньеста же, спрятавшись за деревом, бъет в тролля огненными стрелами, не давая ему отвлечься. Таким способом можно сражаться и с ограми, которые тоже слишком велики, и могут застревать там, где проходит обычный человек. Это не очень честно, зато очень эффективно.
    В деревне нас как родных встретили: крестьяне от людоедов уже натерпелись изрядно, даже что-то вроде ополчения организовали – этакий летучий отряд девчонок с луками. В ближнем бою от них, само собой, проку никакого, но издалека прикрыть в случае чего смогут. Разместились лучницы у моста, и я прикинул: как раз тут манок и сгодится. Встал чуть впереди, подудел, и стою, жду. Полминуты не прошло, как смотрю – лезет. Сначала один, за ним второй… “Да сколько ж их тут!” – думаю, однако, сколько б не было, все мои. Точнее наши с Брианом. Он так браво махался, что я ему даже легенду про семерых благородных воинов простил.
   Прямо скажу: умаялись мы с этой работенкой. Людоеды, они ж такие: с одним справиться реально, но если к первому второй, а то и третий подтянется – то тут никакое лечение не спасет. Уложат с трех ударов. Вот и приходилось хитрить, искать места, где они то среди деревьев застрянут, то по узкой тропинке лишь по одному пройти могут, словом простор для творчества имелся.
    А напоследок, забравшись в глухомань за речкой на западе, отыскали мы в гоблинской деревушке снадобье под хитрым названием “метаморф”. Реньеста как его увидела, так и вцепилась в склянку. Дескать, сюрпризик теперь для огров будет – и точно, помогло. Ситуация такая была: прет на нас очередной людоед, причем матерый такой, мех зеленый, и дубинка в тон ему зеленым выкрашена… И вдруг – нет огра! Черепаха ползет. Ну а с черепахами у нас разговор короткий: топориком по панцирю, и весь сказ. Так что пригодился нам полиморф, хотя, думаю и без него бы справились.
    После такого дела не грех было и в город завернуть, поесть-помыться, да и золотишко огровское потратить с пользой. Как всегда – сначала в лавку, а потом уже в таверну. Почему именно так? Да потому иначе в таверне никакого удовольствия не получается: сидишь-сидишь, все вроде хорошо, а потом как вспомнишь, что еще с этим крохобором торговаться… Сразу пиво кислым кажется.
   Ну так вот, заходим мы как раз насчет пива поинтересоваться, а тавернер нас у порога встречает:
   - Приятно видеть вас в моем заведении! А у меня для вас добрые вести – здесь недавно была очень приятная дама, Найра. Долго задерживаться не стала, а передала, что будет ждать вас у монастыря Аршез, и просила поспешить!
    Еще бы не поспешить! Найра, третий человек из нашего отряда – конечно, может кому магические девочки и по вкусу, а мне вот с Найрой всегда было приятнее общаться, чем с Реньестой. Так что пивка мы в тот день не попили.
     Уже недалеко до Аршеза Бриан вдруг встрепенулся – дескать слышит шум битвы. Ну шум и шум, мало ли кто занят своим маленьким делом. Но наш рыцарь таких рассуждений не понимает: меч наголо, и вперед! Опоздал, надо заметить: вместо кипящего сражения поспели мы к шапочному разбору. Лежат лишь вдоль дороги бездыханные останки, а в зарослях сталь поблескивает: засада с арбалетами. Ну а невдалеке от этого пейзажа стоит самолично Найра: доспех мифрильный, лицо самоуверенное – словом глянул я на нее, и подумал, что наверное и она на Умойре зря времени не теряла.
    Так и оказалось, порассказать ей было что. Сначала дела у Найры шли не лучшим образом – занесло ее в глухие троллячьи места, и вскоре, как она осторожно выразилась, “мои раны стали мешать дальнейшему пути”. Но случилось так, что Найра набрела на монастырь, и попросила приюта… Приютить-то ее монахи приютили, но чем дольше она там жила, тем сильней ей хотелось сбежать обратно к троллям.
   Монахи оказались воинственными, да не просто воинственными, а совершенно фанатичными, да еще и настроенными против всех магов на свете. Дескать, все зло от магии, а раз так – нужно уничтожить ее. Вместе с ее носителями, и местами где она существует. Например, на Умойре магии слишком много – так и смерть ему. Кроме шуток, они хотели весь аллод Умойр погубить!
    Как известно, чтобы уничтожить Аллод, достаточно уничтожить Великого Мага, стараниями которого аллод и держится в море астрала. Но чтобы войти в Башню (в нашем случае – в Рахл-Умойр) нужен специальный пропуск-браслет.
    - Именно за ним и ходила экспедиция, которую сейчас перебили мои арбалетчицы, - так закончила Найра рассказ, - Но браслета при монахах не оказалось. Так что придется идти в монастырь!
   Бриан тоже загорелся идеей, аж подпрыгивает на месте:
    - Надо помешать монахам уничтожить остров! – ясно, опять в герои рвется. А я про себя смекаю: раз с браслетом можно войти в Рахл-Умойр, то эта вещь нужна и нам самим. И дальше думаю: но ведь отобрать браслет - отнюдь не единственный способ помешать планам монахов. Что ж тогда Найра так в него вцепилась? Что-то крутит девочка…
    Про монастырь рассказывать я особо долго не буду. Когда с тобой идет такой отряд с арбалетами наизготовку можно вообще ни о чем не думать – главное вовремя не забудь отдать приказ. Залп! И врага просто сметает с пути. Какие там гоблины, какие там белки! Людоед шальной повстречался – и тот даже подойти не успел. А про монахов-эстремистов и говорить нечего, мы втроем вообще ни разу мечами не взмахнули.
    Но браслета мы не нашли и здесь. Бриан об этом как узнал, и сразу в лице переменился: как же! Пролилась невинная кровь! Пришлось ему немного мозги подправить, напомнить, что эти невинные ребята хотели Умойр уничтожить, и только тогда паладин наш немного успокоился.
     Насчет Найры мои подозрения оправдались: слово за слово, и решила она рассказать правду: оказалось, что браслет она ищет с первого дня, как попала на Умойр. Такое у нее было секретное задание. Дело в том, что наш всенародно любимый Император, оказывается в родстве с королевской фамилией Умойра. Когда Скракан накрыл Умойр своим заклятьем, на аллоде поднялась паника, и во время нее король попробовал спастись от обезумевших людей в глухих лесах, но все-таки погиб, и был похоронен там же, в чащобе. Браслет у него был с собой, и если монахи его не нашли, значит он до сих пор в могиле. Реньеста резонно замечает:
   - Ну и так и пусть себе остается там! Еще чего-нибудь придумаем.
    Но Найра лишь усмехается:
   - Если этот браслет будет в наших руках, то наш император будет иметь формальный повод объявить Умойр своим владением. Это и есть мой главный приказ. Так что нам предстоит приятная прогулка, если вы конечно, составите мне компанию.
   Мы с Реньестой переглянулись – а что тут ответишь? Приказ есть приказ, и хотя мы и находимся сейчас невесть где, а волю Императора выполнять надо! Хотя, если честно мне это совсем не понравилось – получалось, что мы опять отправились обирать могилу.
   Одно утешает – самому мне туда не лазить не пришлось. Когда-то к могиле вела дорога, ее паломники протоптали, но далеко по ней пройти не удалось: вышли мы к реке, а вместо моста обломки, и орки с того берега зубы скалят. Реньеста тоже полюбовалась на их рожи, и тоже решила зубки показать – как раз накануне она новое заклинание выучила, “стена огня” под названием. Ну и поставила ее на тот берег… Только и слышно, как орки вопят от боли – правильно, огонек-то жжется! Но проблемы с переправой это не решило, и пришлось брести вдоль реки по другой дороге (развилка там была), в надежде найти другой мост.
    Вместо моста нашли мы кое-что другое: небольшой городок. Уж как Реньеста уламывала мага, который там жил, я не знаю, но в конце концов он поверил, что мы идем всего лишь поклониться древней могиле. Маг научил Реньесту очень полезной вещи, телепортации, и для нее река перестала быть преградой. Сначала она все в городе от дома к дому прыгала, тренировалась, а мы над ней посмеивались: дескать пешком пройти быстрее. Ведь действительно, смешно: она руки картинным жестом воздевает, возникает сиреневый вихрь… И возникает наша подруга в трех шагах от того места, откуда исчезла. Но не прошло и часа, как она с этим делом освоилась.
    Тогда мы с Найрой взяли по луку, на берегу реки встали, чтоб Реньесту подстраховать, а она вздохнула глубоко, и на ту сторону отправилась. Скрылась она из виду, а мы стоим, волнуемся… Но вскоре она опять показалась: еле живая, а за ней по пятам пара духов летят, колыхаются. Из последних сил Реньеста на наш берег перемахнула… Ну а духам уже не до нее было, мы с Найрой живенько им показали, где орки зимуют.
    Отдышалась Реньеста, и вновь на тот берег унеслась, снова от нее ни слуху, ни духу. На этот раз ее ждать долго пришлось. Уже вечер спустился, ночь проходит, утро, уж и непонятно, чего думать... Но тут слышен знакомый звук, и вот она, Реньеста! И браслет при ней.
    Что и как там с этой могилой было, она рассказывать подробно не захотела – настолько солоно там пришлось. Буркнула лишь, что кроме духов там еще сюрпризы были, и этим ограничилась, а мы и допытываться не стали.
    Браслет теперь находился у нас, но толку от этого было чуть: про плащ да свиток, что посылал Тенсес, мы так ничего и не узнали, а лезть без них к башне Скракана было попросту безумием.
    Однако не было счастья – несчастье помогло. Причем, что интересно, несчастье не наше. К тому времени мы уже достаточно знали Умойр, чтобы сообразить: несмотря на всю свою кажущуюся вольность и бесшабашность, здешние разбойники неплохо организованы, и подчиняются одному атаману. Наша троица пока что не привлекла его серьезного внимания, потому что наши стычки с романтиками больших дорог были не такими уж и серьезными. А вот один из немногих уцелевших на Умойре аристократов, лорд Каргаласс, с этим атаманом крепко не поладил: видите ли, лорду захотелось, чтобы его крестьяне жили и работали спокойно, без оглядки на лес.
    Словом, замок Каргаласс был осажден по всем правилам тактики и стратегии. Разбойники притащили даже катапульту, и привели за собой орков и гоблинов, а еще – свое секретное оружие, прикормленного тролля. У защитников замка на такой случай был подземный ход, но как раз на выходе из него тролль и стоял, так что сделать вылазку и отбить осаждающих было невозможно.
   Конечно, можно было очертя голову кинуться к замку, в драку, но мы поступили по-иному. У Лорда Карагаласса тоже секретное оружие имелось– Дракон, которого лорд каким-то образом сумел расположить к себе.
    Как известно, драконы существа могучие, и даже умеют пользоваться магией. Но как бы в расплату за эту силу, их и самих очень просто можно заколдовать. Именно это и случилось с тем драконом: вражеские маги его превратили в камень! Так что самым умным, что мы могли сделать, было найти средство, чтобы его оживить, и уже потом, имея такую могучую поддержку с воздуха, отправиться к замку. Так и получилось: как только Реньеста расколдовала дракона, он рванулся на помощь защитникам замка.
    Между прочим, я вот все над Брианом посмеиваюсь, дескать слишком миролюбивый, а на этот раз его привычки очень к месту оказались: у дракона вроде как свита из летучих мышек была. Они на нас первыми не нападали, и мы не стали – и очень правильно. Потому как обидев слугу, мы обижаем господина, а оказаться рядом с обиженым драконом я и раньше-то никогда не рвался. Ну, а когда увидел эту зверюгу в действии…
    Ох, и зрелище же это было! Огонь, молнии – все это дракон сыпал перед собой беспрерывно и неутомимо, как наверное не сможет самый искусный маг, а попытки сопротивления его разъяряли еще больше. Весь путь, по которому он летел представлял собой полосу обгорелой земли, от деревьев остались одни воспоминания, а от врагов… Да что там говорить, наша помощь в замке не потребовалась. Дракон сделал все так быстро, что мне стало попросту страшно: ну хорошо, сейчас это наш союзник. А что будет, если нам встретится дракон, который настроен враждебно? И не один?!
    Конечно, абсолютно всех разбойников дракон пожечь не успел. Нашлись догадливые, которые успели сбежать, сообразив, что дело пахнет жареным – как в переносном, так и в прямом смысле. И вот, на одном из беглецов, Бриан успел разглядеть голубой плащ с таким же знаком, какой красовался на послании Тенсеса!
   Лорд Каргаласс, когда узнал, что мы собираемся преследовать разбойников, повел себя как истинный дворянин – я имею в виду как истинный дворянин из менестрельских песен. Ведь что характерно: как легенда или песня, так всякий аристократ благороден и справедлив. А как в жизни с кем-нибудь родовитым встретишься, так чаще всего он оказывается урод-уродом.
   Но Лорд Каргаласс, как я уже сказал, был исключением из этого правила. Для начала он посулил нам дополнительную награду (надо сказать, что и по поводу снятой осады он тоже не поскупился), а потом еще и предложил воспользоваться услугами своих конников. Само собой, что мы отказываться от их помощи не стали, но оказалось, что мы могли вполне обойтись и без них.
    Дело в том, что недалеко от разбойничьего лагеря мы повстречали фермера, причем ферма у него была непростая. Может быть и правильно говорят, что с любой тварью подружиться можно, было бы желание? Вспомнить хотя бы дракона, или вон – тролль орковский тоже ведь прирученный был, хотя и не к тем рукам?
   Ну вот, а этот фермер разводил черепах, правда для чего, он так и не рассказал. Не знаю, может он их на мясо потом продавал, или из панцирей щиты выделывал, да и неважно это. У фермера имелся магический амулет, с помощью которого он черепахами управлял… Но на ферму заглянула проходившая мимо шайка, и амулет перекочевал в карманы к разбойникам. О его назначении они сами не догадались, ну и фермер, само собой, не горел желанием их просвещать.
   Так что когда после одной из стычек мы отбили у разбойников браслет – то тут-то и началась потеха. Фермер, который теперь шел с нами, теперь гнал черепах впереди как бронированный таран, и дальше все было довольно просто... То есть почти просто. На самом деле мы умучались по округе бродить, пока в маленьком горном ущелье на северо-востоке обнаружил последнюю вражескую башню. Там мы плащ Тенсеса и нашли, а кроме того, вызволили из разбойничьего плена Фергарда – четвертого члена нашей команды. Не то чтобы мы с ним очень сдружились до отправки на Умойр, но теперь, когда мы увидели знакомое лицо, то готов был расцеловать его! Найра, собственно, так и сделала, чем Фергарда немало смутила. Бриан посмотрел на эту картину, и забыл про все свое паладинство: давай, говорит, вернемся в Плагат, и отметим это событие!
 
   Кроме, как отметить освобождение Фергарда, у нас в городе было и еще одно дело. Когда в горячке боя Бриан убил человека в плаще, он как-то не подумал, что таким образом мы лишаемся возможности узнать, как это плащ попал к нему. Хорошо, что еще Фергард припомнил, что слышал, как тот человек похвалялся, дескать купил плащ здесь же, в лавке.
   Лавочник упираться не стал: да, был такой плащ, и кто его продал, тоже вспомнил… Ах, да, я же забыл рассказать! С чего это торгаш такой вдруг общительный стал – мы же его дочку выручили! Девчонка, между нами говоря, дура была еще та: в такое время, и за город, одна… Вот вы тут ухмыляетесь, думаете, мол известно за чем молодые девушки в леса-то гулять ходят! Мне это тоже известно, но от того задача была не легче. Попала лавочникова дочка в руки к некоей компании магов, которые быстренько сообразили что к чему, и принялись торговца шантажировать. Сначала денег требовали, потом на товар стали зуб точить… Ну и решил лавочник, что уж лучше рискнуть, и расправиться с этой компанией разом, чем медленно, но верно разоряться.
   Заплатил он нам хорошо, это верно… Но как же мы утомились с этими колдунами разбираться! Поначалу-то думали – все шуточки, ну и первый раз ни с чем вернулись Второй раз уже наемников взяли, уже знакомых девушек-арбалетчиц, и лишь с их помощью магов придавили. Они тоже хитрые, один по нам молнии мечет, а другой его подлечивает, коли стрела долетит. Вплотную подойти, так это еще ухитриться надо! Однако справились, хоть и грехом пополам.
   Ну так вот, с тех пор лавочник для нас лучшим другом стал. Правда, свою жлобскую манеру торговли не бросил, но кой-какие ценные сведения время от времени подкидывал – например как с Плащом этим. Оказалось, что продавец плаща и был тот самый неуловимый атаман разбойников, и мы его чуть было не настигли. Однако у него были в Плагате свои глаза и уши, он узнал, что мы его ищем, и предпочел за лучшее уйти в свой главный лагерь, укрепленную деревню Фливер.
   Что значит репутация! Одного лишь сообщения, что наша бравая команда идет “на вы” хватило, чтобы грозный бандитский атаман поджал хвост и сбежал подальше. Но если взглянуть с другой стороны, получалось, что теперь нам выковыривать его из пресловутого Фливера придется с бо-о-ольшим трудом. Так что, как говаривал один популярный у дам мужик, репутация – она приносит удовольствие лишь до некоторого момента, а потом она превращается в мучение!
   Вам еще не надоело? А то что-то уж очень однообразно я рассказываю: ну пошли, ну побили, ну снова пошли, ну снова побили, потом опять пошли… А что ж вы хотите? Если бы не мы били, а нас, так и рассказа бы не было! А кроме того, сейчас, за кружкой пива сидючи, очень просто сказать “мы пошли в деревню Фливер, и вынесли разбойников”. Мне сказать просто, а вам выслушать скучно, да?
   А вот вы представьте себе, как мы перлись по разбитой дороге, помогая наемникам тащить катапульту, каждую минуту ожидая нападения из-за деревьев.
    Представьте, каково было мне драться с закованной в сталь и мифрил охраной у предмостной башни – да, наш маг издалека меня конечно лечит, но это вовсе не значит, что я боли от ударов не чувствую. А после всего выясняется, что по этому мосту катапульта не пройдет ни в какую, и надо вновь возвращаться к месту, откуда мы начинали, и вновь тащиться, но уже по другой дороге…
   Представьте себе, каково пришлось нашим магикам около этого Фливера, сто лет бы его не видеть, когда оказалось, что у лучников в ней тоже есть магическая поддержка, и то преимущество, к которому мы уже порядком привыкли, сведено на нет.
   А еще попробуйте понять, что те битвы, про которые я рассказываю двумя-тремя словами на самом деле длились часами, и каждый неверный шаг, каждое неверное решение имело одно-единственное возможное последствие: гибель. И каково было продвигаться нам по шагу вперед, выжигая все перед собою ядовитым туманом, сдерживая желание бросится вперед, в атаку, и сознавая, что такая, в общем-то подлая, тактика – единственно правильная… Менестрели про это тоже не поют, ведь так?
   Теперь веселее? Хм… Нет уж, лучше я буду рассказывать скучно. Кое-что из того похода мне и вспоминать-то неохота, не то что рассказывать…
   Но об одном моменте придется упомянуть, хотя противнее его для меня пожалуй и нету ничего. Это я про историю с магом Веглудом. Он купил свиток Тенсеса у того же лавочника в Плагате, а когда мы к нему пришли…
    Ладно, давайте все по порядку. Узнав, что свиток теперь у Веглуда, мы отправились к нему. Реньеста, как услышала это имя, сразу вся затрепетала. Дескать это очень могущественный маг, чуть ли не равный самому Скракану, он ни с кем не разговаривает… Ну разве что с ней самой, да и то только лишь потому что они знакомы. Ладно, думаю, учтем, и когда доберемся, пустим девочку вперед, пусть первой начинает разговор.
    Но прежде, чем повстречаться с Веглудом, мы наткнулись на другого мага, тоже не склонного к разговорам с незнакомцами – правда он дал нам это понять, без лишних слов натравив на нас черепах, и летучих мышей… Но приключился конфуз: мышки своими воплями наносили урон всем в округе, в том числе и черепахам, а те без раздумий развернулись, и двинулись на новых обидчиков. Но поскольку до мышек черепахам оказалось не достать, они обрушились на мага. Мы лишь крики его услышали, да потом останки нашли. Так что пострадал он через свою же подлость.
    И вот приходим мы к Веглуду: он, как и полагается по званию, стоит по себе в горделивой позе, а на почтительном расстоянии ученики выстроены. Рожи, кстати сказать, у этих учеников холуйские, каких не у всякого полового в трактире встретишь.
    Начинает Реньестушка с магом беседу. Очень так вежливо, уважительно, старое вспомнили, а потом и к делу перешли. Веглуд, хоть до разговора и снизошел, но шибко приветливым не казался, а как узнал, что мы свиток хотим – так и вовсе лицо каменное стало. Стоит, дуется, но потом видимо, решает, что с паршивой овцы хоть шерсти клок, и делает заказ:
  - Убейте для меня мага с того берега, и я подумаю насчет свитка… - то есть идите, деритесь, а так и быть, подумаю.
   Но нам такой разговор на руку, и я встреваю: мол так и так, тот колдун уже того, приведен к знаменателю, так что прикажите получить-с! Реньеста же слушает вполуха, а сама о чем-то явно раздумывает, да напряженно так… И вдруг ни с того ни с сего заявляет:
  - Веглуд, знай, у них и остальные вещи Тенсеса.
   Пока я соображаю, к чему это она, Веглуд усмехается, косится в сторону учеников (вымуштрованные такие, стоят, как истуканы, ни один пикнет!), и снисходит до объяснения:
    - Мне нужны эти вещи самому. Я их хочу, и я их получу. У вас есть шанс отдать их добровольно.
   Сэр Бриан встает в горделивую позу, и заявляет, таким голосом, словно не могучим магом разговаривает, а со сволочью последнего разбора:
    - Что?! Никогда! – и на этот раз я абсолютно согласен и с его словами, и с его тоном.
    - Тогда вам придется умереть! – сокрушается Веглуд, и свой посох поднимает… И тут Реньеста, красотка наша ненаглядная, боевая подруга, мать-перемать, столько дорог вместе исходили… Словом она делает шаг в сторону, и своим сладеньким голосочком заявляет:
   - Только не мне! Я с тобой, Веглуд!
    Вот тут-то я и понял, что значит выражение “кровь в жилах закипела”, да похоже не только я. И Бриана, и Фергарда, и Найру прямо бешенство какое-то обуяло… Иначе бы мы с этим колдовским сборищем не справились бы. Ей-же-ей, вот не помню и все тут – кто, кого, чем рубил… Помню только, что потом Фергарду пришлось долго всех отлечивать, считая и себя самого тоже.
 
Бой с магом Веглудом, его учениками и примкнувшей к ним Реньестой. Радужные молнии летят во все сторону, на чью-то долю уже выпало каменное проклятье, еще секунду - и в дело пойдет ядовитый туман... Словом, в этой каше так и не удалось разобрать, кто же нанес решающий удар Веглуду, и от чьй руки пала предательница Реньеста.
   Как окончилось все, Бриан чуть не расплакался от обиды: ну как же! В нашем отряде – и предатель, как же такое возможно! А чему тут удивляться: предательство старо, как мир, вот только от Реньесты я не ожидал этого, честное слово…
  Однако переживания переживаниями, а дело делать было надо. Хоть и противно, а обшарил я по-быстрому тело Веглуда, и забрал тот самый свиток.
    Вечером, в плагатской таверне у нас получилось что-то вроде поминок по Реньесте – не по предательнице, которая в нас молниями шарашила, а симпатичной девочке, которая вдруг покинула нас. Серьезно, мне все казалось, что та сволочь, которую мы зарубили одновременно с Веглудом не Реньеста была вовсе, а какая-то тварь, которая завладела ее телом и знаниями, а сама Реньеста вот-вот войдет сейчас, и спросит, дескать что случилось? Но не вошла, и не спросила...
    Так что попечалились мы, а потом разговор как-то сам собой перешел на обсуждение насущных проблем – хотя какие тут проблемы! Сэр Бриан положение дел выразил одной фразой:
   - Теперь у нас все необходимое, и можно было отправляться к Рахл-Умойру!
   Как я уже говорил, голос у Бриана звучный, громкий (особенно после хорошей выпивки), уж если скажет, так эхо звенит!
   Так вот, отзвенело эхо вышепомянутое, а в ответ ему вдруг возникает голосок старческий:
   - Рахл-Умойр? Держитесь подальше от этого места.
   Подползает к нашему столу дедулька – лицо морщинистое, бороденка седенькая и зубы через один. Глазки подслеповатые, но на кружку смотрят вполне целеустремленно. Найра уж цыкнуть на старичка собралась, чтоб в чужие дела не лез, но Бриан по доброте душевной ему кружечку подвинул. Мы с Найрой переглянулись, и уже я было собрался нашему рыцарю намекнуть, что если каждого за свой счет поить, то никаких трофеев не хватит!
   А дедулька тем временем промочил глотку, и дальше рассказывает:
   - Я-то знаю, я был слугой Властелина Скракана…
    Тут уж и я про всю ругань забыл, а сделал уши топориком.
   - Да, слугой… Завтрак Скракану носил в кабинет, обед носил, полдник носил, ужин тоже…
    И замолк старичок, видать углубясь в воспоминания, чего так еще в кабинет носил. Я испугался, что этим ценные сведения и ограничатся, но тут старикан вновь подает голос:
    - Да, завтрак носил. И в последний раз тоже завтрак. Только дверь я открыл, гляжу – а напротив господина стоит ужасное чудище! Одно слово – Демон. Тут как полыхнет огнем, дверь захлопнулась, а и не помню как ноги унес из Рахл-Умойра. Тогда-то все и началось. Не иначе, Демон сейчас хозяйничает в башне.
   Нечего сказать, ободрил дедулька! Мало с нас было зверюг монстрических, да нелюдей, так еще и Демон какой-то. Хотя, с другой стороны, если так подумать, то как раз после такого рассказа многому, творящемуся на Умойре можно перестать искать какие-то объяснения. Чему удивляться-то? Демон виноват – и баста!
    В таком разрезе совет “держаться подальше от Рахл-Умойра” казался вполне здравым – для кого угодно другого. Но и наша команда, пусть и насквозь героическая, прямо сразу лезть в те мрачные места не собиралась: если уж и идти на опасное дело, так уж как следует подготовившись. А поскольку подготовка грозила влететь в немалую копеечку, пришлось заняться небольшой коммерцией…
   Как известно, магам для составления своих бульонов и прочих припарок нужны всякие экзотические ингирдиенты. (Во какое слово научное, с первого раза и не выговоришь!) Одной красотке, к примеру, понадобился среди всего прочего драконий зуб – вот мы и взялись за эту работенку. До нас за ним уже отправлялась компания охотников до заработка (вернее охотниц). Мы с ними потом повстречались, но я как глянул на этих красоток, так и понял: никаких шансов у них не было. Однако лишняя пара-тройка луков за спиной еще никому не мешала, и мы сговорились заново пойти на поиски зверюги уже вместе.
   Ну место себе для жилья выбрал тот дракон! Черные орки, тролли, огры, и прочая нечисть… Причем сам дракон нас отнюдь не ждал у пещеры – когда мы первый раз до нее добрались, она пустая оказалась. И лишь потом, когда окрестную нечисть додавили – появился. Матерый такой драконище, темно-серый такой, самый сильный из существующих. С ним получилось довольно забавно: дело в том, что дракона почти никакая магия не берет, кроме магии земли. А из оружия – только лук.
   И вот, прикиньте себе ситуацию: Фергард своим посохом дракона закаменил. И продолжает заниматься только этим, потому как отвлекись он на секунду – дракон ожил бы, и вломил бы нам по самые эти самые. Заклинания “камнепад”, которое на дракона действует, он не знает – поскупились мы книжку купить. Лучницы по дракону лупят, а у него раны затягиваются быстрее, чем они новые стрелы посылают. Словом, положение “ни тпру, ни ну”. Пришлось тогда мне с Брианом тоже по луку взять, хотя стрелки из нас и никудышные – и только тогда урон от нашей стрельбы стал чуть-чуть сильнее, чем у него раны заживают, к тому же мой лук был еще и с заклятием. Но все равно: пока мы доводили дракошу до надлежащего вида, времени прошло – с десяток троллей замочить можно было.
  А на сладкое – зуб выдернуть пришлось. Уж лучше бы девочка себе целого дракона заказала, дотащили бы как-нибудь. Так что больше я за такие работы ни в жизнь не возьмусь. Пусть базарных зубодеров нанимает.
   Однако, расплатилась она с нами как договорено, плюс по ходу дела кой-каких трофеев набралось – словом, в лавку зайти было не стыдно.
   И вот настал, наконец великий миг. Мы с Найрой, запакованные в самые что ни на есть дорогие доспехи, Фергард увешанный цацками, дающими какие-то совершенно непостижимые защиты от всей мыслимой магии, в сопровождении группы конников (обошлись нам, кстати в те еще деньжищи!) выступили к Рахл-Умойру.
   Про тот поход можно рассказывать долго, и наверное, опять скучно. Хотя, уж поверьте мне, несмотря на всю нашу крутость, скучно нам не было. Демона в башне не оказалось, это я вам сразу скажу, но слуг его вокруг оказалось вполне приличное количество. На мой непросвещенный взгляд, даже слегка чересчур. И что характерно, наглые такие! Каждый выпендривается, будто не он Демону, а Демон ему служит, а мы пришли исключительно позабавить почтеннейшую публику своей безвременной гибелью.
 
Зеленый тролль - самый сильный из троллей, но такой же тупой, как и остальные. У него есть особенность - он умеет обращать врагов в камень, но это его не спасает. Дело в том, что свое заклинание он насылает на того из врагов, кто нанес ему удар. В данном случае это Найра с арбалетом (она стоит окаменелая, и помечена цифиркой 2). Но троллю невдомек, что его главный враг - это Фергард, который преградил ему путь каменной стеной, поставил огненный вал перед ней, и все время подновляет и то, и другое. Но тролль упорно кидает "каменное проклятье" на Найру, хотя если бы он "закаменил" Фергарда, героям пришлось бы очень плохо!
   Но когда до дела доходило, куда только вся борзость девалась – какие поумнее, те пощады просили, а дурни – тролли да огры всякие, те бились насмерть. На свою смерть, само собой!
  А у самой башни еще одна встреча была, прямо как в сказке. Ей-ей! Именно что в сказке! Я, к примеру, до тех пор про эльфов только и слышал что легенды разные, а тут мы такого вживую встретили!
   Правда, надо заметить, что еще немного, и про “вживую” можно было бы говорить разве что в прошедшем времени, потому как лежал он себе на земельке, и тихонечко помирал. Вот она, обратная сторона пути мага: конечно, поди как здорово одним движением руки вызывать метеоритные дожди, или воздвигать стены каменные, через которые никакой тролль не перешагнет… Но когда у мага нет рядом пары верных рук с разящей сталью, то карьера такого колдуна будет до первой ошибки. Которая скорее всего станет и последней.
  Руд Глаен – так звали эльфа – тоже, как и многие маги, поплатился за свою самонадеянность. Несмотря на обычное эльфийское презрение к мелочным и сиюминутным людским делам, он сумел сообразить, что беда Скракана очень скоро может стать бедой всего аллода, а там глядишь – и всего мира. Решив этот мир спасти, Глаен отправился к Рахл-Умойру… И, к своему большому удивлению, оказался слишком слаб!
   Но что невозможно было сделать в одиночку даже сильному магу оказалось под силу сплоченной команде. В Башню Скракана мы проникли. План, который нам набросал старец Хима, помог найти нужную дорогу, и поднявшись по винтовой лестнице, вскоре мы очутились в покоях Великого Мага.
   Скажу честно: каждый оборот той проклятой лестницы стоил мне года жизни, да и не только мне. Рассказ старого слуге о Демоне, и сознание того, что этот Демон сумел осилить самого Скракана заставляли ожидать чего угодно. И когда я поднимал руку, чтобы распахнуть двери, признаюсь – эта рука дрожала. Хорошо, что под доспехами этого не было видно!
   Но за дверью, как оказалось, нас не ожидали враги. И вообще, я сначала подумал, что вообще никого в покоях нет: полутьма, пылинки в солнечном лучике, затхлый, застоявшийся воздух… И лишь через несколько секунд я разглядел сидящего в центре залы Скракана, а вернее что-то, больше походящее на каменную статую, чем на живого человека. То есть форма и внешность Великого Мага были сохранены до мельчайших деталей – морщинки там, да что морщинки! Каждый волосок на бороде, каждая нитка в одежде – все было на месте, но все это было серым и неподвижным.
   Да, правильно догадалась, красавица! Скракан был заколдован примерно так же, как Дракон, которого так долго ждали в Каргалассе.
   У нас не было с собой драконьего средства, но зато были Плащ и Свиток. Фергард с Глаеном вытащили их из походных мешков, а потом переглянулись, и попросили нас прикрыть глаза. Я прикрыл, но щелочку между ресницами оставил…
   И зря. Потому что то, что я увидел, все равно описать не возьмусь. Не бард я, и не сказитель, правда я сомневаюсь, что и они бы нужные слова нашли, потому что было все настолько красиво и величественно… Ну нет на свете таких слов.
   А если попросту говорить, то ожил Скракан. Когда он очухался маленько, мы его, само собой, начали расспросами пытать. Он и не отбрыкивался, и рассказал, как, по его собственному выражению, ошибаются Великие Маги.
   Ошибочка у него вышла та еще! Между нами говоря, я и раньше-то считал, что где начинается магия, там кончается порядок, а после того, как историю Скракана узнал, окончательно в этом уверился.
   Этот, с позволения сказать, Великий Маг, сумел открыть Портал во внешние миры… И оставив его открытым, спокойно пошел в библиотеку! А вернулся: ба, какая неожиданность. Демон появился. Отвратительный такой, весь из себя чуждый нашему миру, что вобщем-то не странно: раз он из других краев появился, так что ж ему нашему миру чуждым и не быть?
    Само собой, что Скракан Демону тоже не пришелся по душе. Они любезностями и обменялись: Скракан накрыл Умойр куполом, чтоб Демон куда дальше не проник, а тот в свою очередь Скракана заколдовал до полной неподвижности.
    А сейчас Демон занимается тем, что готовится перестроить весь наш мир (первым делом Умойр, для разминки значит), под свои стандарты. Отсюда и звери изуродованные, и духи неправильные, и нелюди обнаглевшие.
   Так что надо бы этого Демона как можно скорее, и... Кто не понял, поднимите руку! Вот, что значит просвещенная публика, все и все понимают с полуслова.
   Впрочем, и до того, как до Демона дело дошло, пришлось немало потрудится. Это там, вдалеке он него тролли-огры и прочие уроды многословные да наглые. А здесь – сидят и не пискнут, до последнего момента прячутся. И не только уроды, но и люди под его началом: повстречалась нам компашка магов. С виду приличные такие, а как разговор слово за слово зашел – тут-то их сущность и проявилась.
    Словом, чтобы с Демоном повстречаться, на пришлось перебить всех его прихвостней, и тех, что сами навстречу шли, и тех, что прятались до последнего. И только после этого он явился на собственной персоной.
   Поздоровался этак вежливо, пообещал массу интересного… И надо сказать, обещание свое исполнил.
 
Демон оказался весьма воспитанным..
Впрочем, легче от этого не было...
 
   А теперь, кто не понял, чем наши развлечения с Демоном кончились? Тоже все догадались? Молодцы. Тогда мой рассказ окончен. Кроме шуток, окончен. Я только скажу, что на самом деле, при всей внешней противности и жуткости Демона, убить его оказалось легко. Кроме шуток! Лишь маленькая проблемка была в том, чтобы выбрать правильную тактику, потому что при любой другой он мог стереть нас даже не в порошок, а так, в пыльцу мелкую.
   Какую тактику? А зачем вам это знать? Пусть в этой истории хоть что-то останется под печатью тайны. К тому же я очень надеюсь, что второго такого Демона у нас не появится…    Найра, красотка? Тебе не скучно было? Нет? Подсаживайся поближе, и если тебе еще что-то интересно, то я с удовольствием тебе это расскажу… Только не сейчас. А ближе к вечеру, и не здесь… Где? Неужели не придумаем?
Небо давно уже потемнело, и люди расходятся по домам – завтра будет новый день, который наверное будет не легче прошедшего, и хотелось бы, чтоб он не был труднее. В таверне все еще горят огни, но Данаса и девушки по имени Найра уже нет здесь. Вряд ли он сейчас рассказывает ей про битвы и походы, как обещал. Конечно, это все очень увлекательно, но можно ведь найти темы и поинтереснее…

23 комментария:

  1. Анонимный2 июля 2013 г., 14:18

    Из этого всего я понял только то, что в 5.0.0 можно будет водить баб в лес. Полезное нововведение.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный2 июля 2013 г., 17:37

    Крайне интересный длиннопост. Видимо Умойр будет очень большой.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. По сути это был самый большой аллод, но во время атаки демонов (события на Кирахе, смерть Тенсеса) все аллоды сильно уменьшились в размерах.

      Удалить
  3. Ева молодчина, так-как в первые серии Аллодов я не играл то мне очень интересно было узнать про новый аллод. Порадовало то-что он будет явно большим, и с интересной историей. Хорошая робота!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Анонимный3 июля 2013 г., 17:23

      врятли там красивые квесты будут,даже сам Данас говорил что"пошли,разобрались" в духе АО вообщем,хотя я и разглядел нового рейд-босса(типа рамштайна со Фронтира)им похоже будет Дракон,и похоже нам так-же прийдется у него зуб одалжевать.Живность там вполне обычная-Белки там урки...Хотя может с тех времен что-то изменилось,похоже нас ждет нечто среднее мужду Светлолесьем и Гипатом в феолетовых тонах и с белками-мутантами.

      Удалить
    2. А вот интересно, такой момент:

      "А сейчас Демон занимается тем, что готовится перестроить весь наш мир (первым делом Умойр, для разминки значит), под свои стандарты. Отсюда и звери изуродованные, и духи неправильные, и нелюди обнаглевшие."

      И снова заметим, уже сейчас - звери изуродованные)

      Демон вернулся?

      Удалить
    3. Анонимный3 июля 2013 г., 21:17

      Может...Хотя говорят и Смеяна не подарок)
      И да такой вопрос раз имперцы будут этот сезон на лигийском( в какой то мере) аллоде значит ли это что в следующем сезоне стоит ждать старый хадаганский аллод ( суслангер вроде)?

      Удалить
    4. Анонимный4 июля 2013 г., 7:35

      скорее Ингос

      Удалить
    5. Все может быть.

      По крайней мере говорили, что Суслангер и Ингос возможно будут в будущем.

      Удалить
    6. Другой вопрос, что тематика ПЗ исчерпалась Игрой Богов по сути. Так что там нужен будет совсем новый сюжет.

      Удалить
    7. Анонимный26 июля 2013 г., 4:20

      Ингос - канийский

      Было бы интересно раскрыть тему Урда и гильдии некромансеров из 2 части игры

      Удалить
    8. Анонимный26 июля 2013 г., 4:31

      Кстати, аллод вовсе не лигийский, ни в какой из мер

      Удалить
    9. Скорее уж лигийский, так как аванпосты Хадагана (Империя как таковая еще не существовала) громились Данасом и компанией. Империя вплоть до ПЗ и АО была представлена лишь злобными хадаганцами и выполняла функцию "не самых главных врагов"

      Удалить
  4. Да тут уж буквально века прошли, по времени АО. Развитый лигийский аллод с наместником-Великим Магом Смеяной (переворотом попахивает, ага). Но на новый город (Если сделают город) будет весьма интересно посмотреть.

    ОтветитьУдалить
  5. Анонимный23 июля 2013 г., 10:29

    Хорошая История... Не грех прочитать.

    ОтветитьУдалить
  6. Анонимный24 июля 2013 г., 11:39

    Скорее всего, после Умойра, будет добавлен Кадаган. На нем же часть Хиккута осталась. Повидаем Нефер Ура!
    Уттэ Нэф уже пакует чемоданы 100%.

    ОтветитьУдалить
  7. Анонимный26 июля 2013 г., 9:30

    а есть про Суслангер и Ингос такие же рассказы

    ОтветитьУдалить
  8. Очень недурственный рассказ. Всем, кто не имел счастье в свое время (когда игра только вышла и графика считалась превосходной) посмотреть игру, я все же рекомендую попробовать её сейчас.
    Дело в том, что такого духа я больше не видел НИ В ОДНОЙ игре. Считаю её концепт крайне удачным и приятным для русского восприятия. Возможно, это, конечно, из разряда, что раньше трава была зеленее. Но игра великолепно озвучена хорошими актерами.
    Есть еще и вторая часть, где тот же движок, обалденный тролль и т.п. Но там ужасные "некромансеры", которые выбивают тебя из древнерусского сеттинга со скоростью пробки от шампанского.

    ОтветитьУдалить
  9. А между тем, вполне возможно что пока Скракан окаменевший был, через портал какой-нибудь еще демон проник, спрятался там и продолжил эксперименты своего предшественника. А Смеяна либо не заметила этого, либо сама Сарну продалась за 30 серебряников. А итоге мы снова возвращаемся к битве богов. История идёт по спирали :-)

    ОтветитьУдалить